• artlicbez

Роман Сута

Роман Сута и Александра Бельцова входили в Рижскую группу художников (1920—1926), которая была создана латышскими художниками Екабой Казаком, Вальдемаром Тоне и Конрадом Убана. Деятельность этого художественного объединения, ставшего, по сути, синонимом латышского модернизма, — одна из самых ярких страниц истории искусства Латвии.

В конце 1922 Александра и Роман отправились в Париж.

По дороге в Париж супружеская пара остановилась на несколько месяцев (с начала декабря 1922 года до февраля 1923) в Берлине, который в тот короткий период по интенсивности культурной жизни и количеству проживавших там художников справедливо мог считаться европейской столицей авангарда. Исключительно большое число русских художников, продолжавших поддерживать связь с Москвой и Петроградом, даже позволило исследователям говорить о таком феномене, как «русский Берлин».


Александра и Роман были хорошо знакомы с Иваном Пуни и его супругой Ксенией Богуславской. Пуни в те годы был весьма заметной и значимой фигурой в берлинской культурной среде.

Бельцовой и Суте не довелось быть свидетелями выступления Ивана Пуни и его единомышленников на знаменитом Международном съезде прогрессивных художников в Дюссельдорфе в мае 1922 года, однако надо полагать, что им были хорошо известны теоретические воззрения русского коллеги. В их личной библиотеке имелось издание книги «Современное искусство», написанной Иваном Пуни. Видимо, благодаря контактам с Пуни стало возможным участие Бельцовой и еще нескольких молодых художников из Латвии в экспозиции группы November в рамках Большой Берлинской выставки 1923 года.


Пробыв в Берлине около трёх месяцев, Роман и Александра отправились в Париж, где они находились с февраля по конец мая 1923 года. Здесь Сута знакомится с Амеде Озанфаном и Эдуаром Жаннере, позднее известным как Ле Корбюзье. Несколькими годами ранее в издаваемом ими журнале «L’Esprit Nouveau” (1920—1925) Сута, благодаря посредничеству латышских художников, опубликовал статью о современном искусстве Латвии.


В некоторых работах Суты того времени (1923—1927) заметно влияние такого художественного направления, как пуризм, основанного Озанфаном и Ле Корбюзье. Статика, чёткость, уравновешенность композиции, использование архитектурных элементов (фрагменты колонн) и лаконичных предметных форм характерны для многих его натюрмортов.


В Париже Сута знакомится также с Луи Маркусси. Используемая этим художником техника живописи на стекле позднее вдохновила и Романа на подобные эксперименты.


Вполне логичным кажется факт, что в своих творческих экспериментах Сута не мог обойти вниманием кубизм. В начале 1920-х годов это направление еще не потеряло своей актуальности. Кубистические композиции в это время создавали и Хуан Грис, и Жорж Брак, и Пабло Пикассо. Сута умело компилирует усвоенный в Париже визуальный опыт, обращаясь к творчеству отдельных художников Парижской школы. Например, «Натюрморт с трубкой» напоминает работы Хуана Гриса пространственными построениями, чёткостью контуров и строго упорядоченным расположением предметов, а также особым эстетическим мистицизмом, характерным для испанской живописи. Более поздние натюрморты Суты — примеры вполне свободной и самостоятельной трактовки художественных приёмов, перенятых от парижских коллег.


В 1923 году Роман Сута и Александра Бельцова с несколькими работами участвовали в выставке L’Art d’Aujourd’ hui наряду с Амеде Озанфаном и Фернаном Леже, а также с такими художниками, как Пабло Пикассо, Хуан Грис, Пауль Клее, Макс Эрнст, Жак Липшиц, Хуан Миро и другие. Александра Бельцова эту выставку и своих работ на ней не видела. В отличие от супруга, её пребывание в Париже не было столь насыщено общением с художниками: как раз в это время в Париже родилась их с Романом дочь — несколько ранее, чем ожидалось. Александра вместе с ребёнком довольно долго находилась в госпитале, и тем не менее в начале и конце поездки она успела насладиться прогулками по французской столице, посетить художественные галереи и музеи.


В начале 1920-х годов по возвращении из Парижа Бельцова создает ряд кубистических композиций. Наиболее известная из них — декоративное панно «Сукуб», созданное для интерьера рижского кафе с таким же названием. Это заведение, ставшее в те годы излюбленным местом встреч для латышской творческой интеллигенции и художественной богемы, принадлежало матери Романа Суты — Наталии Суте. Автором оригинального названия был сам Роман, решивший соединить в одно слово названия направлений современного искусства — супрематизм и кубизм. В декорировании интерьера принимали участие и другие члены Рижской группы художников. Панно Бельцовой отличает продуманность композиции и тонкость колористического решения. Среди других кубистических работ художницы именно это панно с изображенным на нем натюрмортом наиболее часто репродуцировалось как в 1920-е, так и в конце 1990-х — 2010 годы, став своего рода визитной карточкой её стиля.


Автор- Наталия Евсеева


Использовалась публикация «Искусство и судьбы. Роман Сута и Александра Бельцова»


https://www.tg-m.ru/articles/4-2011-33/iskusstvo-i-su..


Роман Сута.

«Натюрморт с шахматной доской» 1927


#НаталияЕвсеева

#РоманСута

#RomansSuta

#латвийскиеХудожники

#натюрморт

#авангард

#ТатьянаСута #TatjanaSuta #АлександраБельцова

#латышскийМодернизм #РижскаягруппаХудожников


Просмотров: 2Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Утро

Лето